• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:36 

Последний вечер зимы

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
В последний пятничный вечер зимы:
... купить билеты на Jelonek
... стоя в очереди за билетами, послушать репетицию группы Sunsay
... улыбнуться улице Юлиуса Фучика
... уловить в одном московском переулке разговор двоих на чешском языке
... купить круассанов с шоколадом
... переглянуться с черной собакой
... встретиться с Маяковским на закате ("на шумном перекрестке, для всех ветров распахивая бронзовый пиджак")


@настроение: ...теплым ветром дышит ночная даль... здесь тебя не ждут, уходи, февраль...

@темы: полёты с Чердака и наяву, забытый фотоальбом

23:42 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
22:18 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
21:13 

Полюби эту боль...

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
...нарисованный мир.
ты не веришь себе...
...слишком много тогда
и ненужных теперь...
...полюби эту боль.
--верь мне--




Прослушать или скачать Theodor Bastard Полюби эту боль бесплатно на Простоплеер

@темы: забытый фотоальбом

01:45 

Сказ о том, как Летучая Мышь вторсырье сдавала...

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
Пока большинство дружно и радостно отмечает День Святого Валентина (он же римские Луперкалии, он же День душевнобольных в Германии), Летучая Мышь решила осуществить давно задуманное! Задуманное-то давно, а вот взять себя в руки и сказать «Хочешь – делай!» все как-то не получалось. Все легче, когда есть единомышленники, - сложнее, если делаешь первый шаг один.

Как известно, проблем с окружающей средой по миру множество. Одна из них – проблема с нашими отходами производства и потребления. Во-первых, их слишком много. Во-вторых, они просто сваливаются в жуткие кучи и лежат (или образовывают мусорный остров в Тихом океане). Строить перерабатывающие заводы дорого и невыгодно, мусоросжигающие – вонюче. Этой проблеме посвящено много статей, фильмов, исследований, а можно посвятить еще больше. Меня всегда ужасал вид этих мусорных полигонов и печалила мысль, что и я, в общем-то, тоже вношу некий вклад в эти адские горы. И каждый раз, заталкивая очередной мешок в мусоропровод или глядя на привычного утреннего гостя каждого двора – большой оранжевый скрежещущий мусоровоз, я задавала себе вопрос: «А могу ли что-то сделать я? Хоть немного, хоть капельку, но уменьшить свой вклад в замусоривание Планеты?»

Я думаю, что сейчас многие читатели достали из карманов свою самую милую улыбку и со снисходительной жалостью подумали «как-это-мило!-неужели-она-не-знает,-что-от-нее-ничего-не-зависит-и-даже-не-стоит-заморачиваться-по-этому-поводу!-когда-же-она-вырастет…». Торжественно отвечаю: «Никогда!» :tease2:

…Тем временем мысли все копились и копились. Последней каплей в чаше под названием «Делай же уже что-нибудь!» стали вот эти 2 фильма (один короткий, другой длинный). Стало ясно – надо отходы разделять и властвовать и сдавать в переработку. Но как? И с чего начать?

Порывшись на некоторых сайтах, стало ясно, что беспроигрышным вариантом для первой попытки сбора вторсырья вполне может стать макулатура (благо газет ненужных много, да и листов А4) и пакеты ТетраПак от соков и молока. А куда везти? С ответом на этот вопрос мне очень помогла карта на сайте Гринпис. Там указано много пунктов сбора вторсырья – выбирай любой удобный! Но с грустью я поняла, что в Одинцово таких пунктов нет. Ближайшие к Одинцово, в доступности электрическим поездом, были описаны не очень добрыми комментариями – и мусор там не берут, и половину просто выкидывают на помойки, и т.д. и т.п.

Но один пункт мне все-таки приглянулся – Центр экономии ресурсов на Флаконе, что на м. Дмитровская (ул. Большая Новодмитровская, д.36). У ЦЭРа есть отдельный сайт, где все очень подробно расписано – что сдавать, как сдавать, как добраться и много прочей полезной информации. Туда я и решила ехать.

Итак, как же это было…

Этап первый. Подготовительный.
Сначала что? Правильно, мусор надо накопить! :) Копится он легко и незаметно (если правильно распорядиться пространством). Газеты ежедневно поступали из почтового ящика и с почтового ящика, оставленные соседями, которым тоже надоела постоянная реклама. К этому прибавляем много исписанных с двух сторон листов А4 - преподавательско-аспирантско-юридическая деятельность дает о себе знать. До поры до времени я просто все это складывала в большую коробку из-под обуви. Пакеты ТетраПак после испития соков и молока аккуратно мылись, сминались и складывались в пакет за мусорным ведром, не занимая особо много места.

Накануне самой поездки в ЦЭР я провела небольшую сортировку, заняла она в общей сложности час – то время, что я потратила бы на Контакт или Zombie vs Plants. Газетки сортировала скорее для себя – чтобы удобнее было везти. Потом их нужно либо положить в пакет, либо связать веревкой. Решив, что веревкой я тогда не напасусь, а полиэтилен – как-то неэкологично, погрузила их в бумажные пакеты.



С ТетраПаком чуть сложнее.



Сначала откручиваем все крышечки и откладываем в сторону. Пакеты моем, если сразу не помыли, и разрезаем вдоль.



Готово дело :)

Этап второй. Дорожный.
Добраться до Центра экономии ресурсов легко! От м. Дмитровская буквально 7 минут пешком (в следующий раз хочу попробовать идти от Савеловской, чтобы совсем не связываться с метро). Приходите на территорию Флакона, проходите сквозь павильон № 2 (он сразу напротив входа), и сворачиваете в ворота налево. И чапаете до конца, до строения № 26 подъезда № 6. Да хотя чего я мучаюсь – здесь отличная карта!

Этап третий. Непосредственный целевой.
Сам пункт приема представляет собой небольшую комнатку/гаражик/сарайчик под лестницей с дверью, украшенной пластиковыми крышечками. Открываем дверь, включаем свет и … не пугаемся! Комнатка действительно оооочень маленькая, вся заставлена контейнерами, пакетами и коробками. Поначалу теряешься: «А что делать-то?» Здесь (ВНИМАНИЕ!) будьте готовы к тому, что никто вам поможет. Проект по сбору мусора абсолютно волонтерский, никто принимать ваше вторсырье не будет. Наполнился пакет для мусора – сами берите новый, благо перчатки в изобилии лежат у входа.

Да помощь и не потребуется! На всех контейнерах, коробочках, стенах всё-всё подробно расписано, что и куда класть, бросать, убирать и складировать. Кроме того, в комнатке совсем-совсем не пахнет, даже и не скажешь, что вокруг тебя залежи мусора. Внимательно оглядевшись, я принялась за работу. Все ТетраПаки благополучно ушли во второй контейнер, на котором был нарисован значок пакета из-под сока и значок TetraPak. Рядом лежит и маленькая коробка для пластиковых крышечек. К одной из стен вместе с пакетом аккуратно ставим нашу макулатуру. Дело сделано – гасим свет - радостно шуруем домой.

В заключение.
ЦЭР принимает много разного. Расскажу, хотя куда уж подробнее, нежели указано на сайте.

- Стеклянные бутылки, и банки, и баночки. Их обязательно надо мыть перед тем, как свезти во вторсырье. А на самом пункте будьте готовы разложить их по пакетам в зависимости от цвета: зеленое стекло, коричневое, прозрачное. Крышки от бутылок и банок кидаем в контейнер, где написано «Алюминиевые банки».

- Пластиковые бутылки, такие, как АкваМинерале, Спрайт и т.п. Но здесь нужна внимательность – это пластик, а пластик по-разному маркируется. Как я поняла, сдать можно не любой пластик. Точно нельзя сдать бутылки из-под масла (так и написано), ибо такие бутылки сложно отмыть, а значит, для вторсырья они непригодны. Этот вопрос еще изучу, и, возможно, расскажу на Чердаке. По аналогии – пластик моем, крышку снимаем, бутылку сминаем как можно сильнее.

- Упаковка от косметических средств, средств для мытья посуды и дома. Смотрим на маркировку, тщательно моем и отвозим.

- Алюминиевые банки. Но не фольгу.

- Батарейки старые и мобильные телефоны. Тут меня замучили сомнения. Я читала, что единственная компания, занимающаяся переработкой старых батареек, берет их только из специальных автоматов в МедиаМаркте. Сей вопрос тоже у меня на изучении, много батареек накопилось дома.

ЦЭР не принимает ртутные лампы – их должен принимать ваш ДЭЗ или управляющая компания.

Что еще?
Проект волонтерский, поэтому приглашаются все желающие досортировать мусор и помять его прессом. Планирую съездить, может хоть пойму, чем отличается пластик один от другого.
На втором этаже ЦЭРа есть своеобразная библиотека, куда можно принести ненужные книги (не выбрасывать же!) или взять понравившуюся. Но сегодня туда не дошла, в следующий раз.

Вот такая получилась история :) Что мне с этого? А ничего! Или все… Хорошее настроение. Избавление от мусора. Понимание, что я все-таки могу что-то сделать для окружающего мира. Плюсик к карме. Осознание – собирать мусор раздельно реально: хотя поначалу мозг взрывается и скрипит, вопя «давай просто скинем это все в одну кучу! Вокруг столько проблем, по поводу которых стоит париться, а тут еще – ах-ах, куда какую банку кинуть!», но это можно сделать нормальной цивилизованной привычкой. Главное – отключить лень, включить голову и выделить час времени (это возможно).

В чем цель этого поста? Это не агитация; я не прошу сейчас всех начать резко собирать мусор раздельно. Это не хвастовство: «вот я такая вся активистка-гринписовец-эта с пандой», а вы сидите – общество потребления! Нет. Я написала это скорее для таких же, как я, кто хочет сделать реальный шаг, как-то начать, но не имеет понятия, как. А вот так! :vo: Действуйте!

Если кому-то понравилось мое повествование – я рада! Если кто-то хочет присоединиться, вместе вечерком собрать газетки и на утро отвезти в ЦЭР – буду просто счастлива, вместе же веселее!

Всем добра, тепла и чистой Планеты! :earth:

@настроение: «Есть такое твердое правило, – сказал Маленький принц. – Встал поутру, умылся, привел себя в порядок – и сразу же приведи в порядок свою планету».

@темы: полёты с Чердака и наяву

18:53 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
03:11 

Vampire Journals

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
Еще одна монетка в копилочку «вампирского» кино.

Фильм Теда Николау «Дневники вампира» (не путаем с нашумевшим сериалом) можно смотреть как отдельно, так и в едином ключе с фильмами «Подвиды / Subspecies».
Не сказала бы, что картина – шедевр, что оставляет глубочайший след в сердце. Сюжет стандартный - вампир, который ненавидит свою сущность, посвящает всю жизнь мести за погибшую Невесту и убивает других вампиров; вдруг влюбляется в смертную девушку, как и Самый Главный Вампир; пытается ее спасти, но поздно - она уже стала бессмертной убийцей; теперь им надо как-то выжить в этом жестоком мире Ночи. Много шаблонных фраз: «Приди ко мне!», «Отведай мою кровь!» и др. Присутствует и некоторая нарочитость и искусственность в изображении Вампиров…

Но все же есть в картине что-то такое, что не дает нажать на «Stop» на середине. Что же это?
Во-первых, прекраснейшая музыка Ричарда Косински! В открывающих титрах вместе с задумчивым видеорядом (о нем ниже) мелодия рождает в душе печаль и настраивает на нужный лад...


Прослушать или скачать Vampire Journals бесплатно на Простоплеер

Музыка нежно вплывает в фильм, помогая создать Атмосферу…
Кстати, об атмосфере! Это вторая причина, почему стоит посмотреть фильм. Все начинается с кадров старого заснеженного кладбища, в лучших традициях готического кино, действительно в лучших! Далее – старинные здания Бухареста, снятые по Правилам, канонично: хмурое утро, тяжелый меланхолический туман придает зданию Национальной оперы Бухареста соответствующий мрачный вид.
И, конечно же: каменные склепы, кружева кованых оград вокруг особняков, канделябры викторианской эпохи со свечами, томно истекающими воском, хрустальные графины с густой пьянящей кровью, обольстительные жертвы кровавых утех, черные бархатные платья молодых вампирш, длинные развевающиеся плащи!.. Ммммм, романтика! Пусть это уже и повторяется из фильма в фильм, но ценителям сей Культуры это никогда не надоест и будет неизменно радовать взгляд!

Итак, этому фильму вполне можно посвятить один зимний вечерок и порадовать себя старой доброй Готикой!



P.S. Выяснить все же, что это за
особняки...

@темы: коробка с кинопленками

18:17 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
"Tighinn air a'mhuir tha fear a phòsas mi...
Tighinn air a'mhuir tha gille buidhe bòidheach..."
"Coming on the sea is the man who'll marry me...
Coming on the sea is the blond beautiful lad..."





Прослушать или скачать Tighinn Air A'Mhuir Am Fear A бесплатно на Простоплеер

@темы: музыкальная шкатулка со сломанной балериной

03:29 

Размышления и рисунки зимы...

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом



@настроение: ...i'm asking why?.. nobody gives an answer...

@темы: забытый фотоальбом

23:33 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
18:10 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
"Glaub mir, ich liebte Dich...
Glaub mir, ich hasse Dich!
Deine Wörter sind ein Meer von Lügen,
Deine Augen sind ein Schmerz!"




Прослушать или скачать Eiskalte Liebe бесплатно на Простоплеер

@темы: музыкальная шкатулка со сломанной балериной

02:44 

Снегирь Роланд

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
Со Старым Новым Годом всех ;)



Как его сделать, можно посмотреть здесь

@темы: сундук с чудесами

01:24 

Уильям Батлер Йитс "Второе Пришествие"

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
Вот сокол, делая широкие круги,
Не видит знак хозяина руки, –
Так медленен, но беспощадно верен
Идет развал всего, и смысла центр утерян.

Анархия опущена на мир.
Обрублена узда семейных связей,
Невинность - не святыня для глухих,
Привыкших ко всем видам безобразий.

Достойные не видят смысла жизни,
Распутные к своей влекутся тризне.

Так очевидно близко стало нечто.
Пришествие Второе – дальше вечность.
Пришествие Второе – этих слов
Язык не вымолвит, и скрыть их смысл готов
В какой-нибудь пустой и глупой шутке,
Когда меня пугает образ жуткий:
Среди песков, пройдя сквозь глубь веков,
Достигнув и до нынешнего века,
Лев каменный с главою человека.

Взгляд пуст и беспощаден, как у солнца...
И будто бы сквозь страшный сон
Я вижу – шевельнулся он,
Покачивает медленно бедрами,
Роняя тень над ровными грядами
Пустых, безжизненных песков,
И душу наполняя мне тоской...

Не неподвижен сон был зверя,
Но каменной был тайны колыбелью.
И вот теперь, безжалостен и нем,
Грядет тот зверь – родиться в Вифлеем.

1920
(перевод Стефана Красовицкого)

На языке оригинала можно прочитать здесь

@настроение: над нами только небо

@темы: антикварный книжный шкаф

01:15 

Стивен Кинг "Противостояние"

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
Отрывки

***
"Как в вальсе, смерть
Кружится огнем,
Все перепутав – и явь, и сны,
И поэты не в силах
Сказать о своем,
Лишь наблюдают со стороны.
Им решиться бы, встать,
Не склонить головы,
Выстоять – хоть на миг,
Но разбиты опять,
Полумертвы,
В Земле джунглей".
(Bruce Springsteen, перевод Дм. Витера)

***
"Восемнадцатого июня, через пять часов после разговора со своим кузеном Биллом Хэпскомбом, Джо Боб Брентвуд остановил лихача на техасском шоссе 40, примерно в двадцати пяти милях к востоку от Арнетта. Звали лихача Гарри Трент, жил он в Брейнтри и работал страховым агентом. Гарри Трент мчался со скоростью шестьдесят пять миль в час при разрешенных пятидесяти. Джо Боб выписал ему штрафную квитанцию. Трент покорно взял ее, а потом позабавил Джо Боба, попытавшись уговорить застраховать дом и жизнь. Джо Боб чувствовал себя прекрасно и вовсе не думал о смерти. Тем не менее он уже заболел. На автозаправочной станции «Тексако» Билла Хэпскомба Джо Боб заправился не только бензином. И Гарри Трент, в свою очередь, получил от него не одну лишь штрафную квитанцию.
Гарри, мужчина общительный, любил свою работу и в ближайшие дни заразил более сорока человек. Скольким людям передали заразу эти сорок, подсчитать невозможно – с тем же успехом можно спрашивать, сколько ангелов могут танцевать на булавочной головке. Если брать по минимуму, скажем, по пять на каждого, получится двести. Исходя из того же минимума нетрудно подсчитать, что двести заразили тысячу, тысяча – пять тысяч, пять тысяч – двадцать пять тысяч.
Под калифорнийской пустыней, на деньги налогоплательщиков, кто-то наконец изобрел эффективное «письмо счастья». По-настоящему смертоносное «письмо счастья».
Девятнадцатого июня <...> Гарри Трент, находясь в восточном Техасе, остановился на ленч в кафе «У Бейба едят быстро». Заказал комплекс с чизбургером и фирменный клубничный пирог на десерт. Его донимала легкая простуда, а может, аллергический насморк, и он постоянно чихал, иногда сплевывая мокроту. По ходу ленча он заразил Бейба, женщину, которая мыла посуду, двух дальнобойщиков, сидевших в угловой кабинке, мужчину, что привез хлеб, и еще одного, приехавшего поменять пластинки в музыкальном автомате. Обаятельной официантке, которая обслуживала его столик, он оставил на чай доллар, обсиженный смертью.
Когда Гарри Трент направлялся к своей машине, на автомобильную стоянку свернул универсал с багажником на крыше, набитый детьми и вещами. Гарри обратил внимание на нью-йоркские номерные знаки, да и водитель, который опустил стекло, чтобы спросить, как проехать к федеральному шоссе 21, говорил с нью-йоркским акцентом. Гарри подробнейшим образом объяснил дорогу – и при этом, сам того не зная, подписал смертные приговоры и водителю, и всей его семье.
Эдуард М. Норрис, лейтенант полиции, отдел расследования убийств, служил в 87-м участке «Большого яблока» и вырвался в настоящий отпуск впервые за пять лет. Он и его семья отлично проводили время. Дети были на седьмом небе, попав в «Дисней уорлд» в Орландо.<...>
Семья Норриса быстренько поела у Бейба, а потом, следуя замечательным указаниям Гарри Трента, поехала к шоссе 21. <...>
На ночь они остановились в кемпинге, расположенном в Юстасе, штат Оклахома. Эд и Триш заразили клерка. Дети, Марша, Стэнли и Гектор, заразили детей, игравших на детской площадке кемпинга, – а дети эти со своими семьями направлялись в западный Техас, Алабаму, Арканзас и Теннесси. Триш заразила двух женщин, которые стирали белье в прачечной-автомате в двух кварталах от кемпинга. Эд, идя по коридору за льдом, заразил попавшегося ему по дороге мужчину. Каждый вносил свою лепту.
Перед рассветом Триш разбудила Эда, чтобы сказать, что Гек, их младшенький, заболел. Мальчик хрипло кашлял, и у него поднялась температура. <...>
– Мы должны показать Гека доктору, – пришла она к неутешительному выводу. <...>
До приемной доктора Брендена Суини они добрались к двум часам дня. К тому времени Эд уже и сам чихал. В приемной сидели многочисленные пациенты, так что к доктору они попали лишь около четырех. <...>
Ожидая в приемной доктора Суини, они передали болезнь, которая скоро станет известна в разваливающейся стране как «Капитан Торч», почти трем десяткам человек, включая почтенную женщину, приехавшую только для того, чтобы оплатить счет. Тем же вечером она заразила всех членов бридж-клуба.
Эту почтенную женщину, миссис Роберт Брэдфорд, в бридж-клубе знали как Сару Брэдфорд, тогда как муж и близкие подруги звали ее Булочкой. В тот вечер Сара отлично играла, возможно потому, что пару ей составляла Анжела Дюпрей, ее лучшая подруга. Они понимали друг друга без слов, словно общаясь телепатически, и уверенно выиграли все три роббера, а в последнем сделали «большой шлем». Без ложки дегтя, правда, не обошлось – Сара вроде бы почувствовала, что у нее начинается простуда. Такая несправедливость: она только-только оправилась от предыдущей.
После того как в десять часов игра закончилась, они с Анжелой зашли в коктейль-бар, чтобы пропустить стаканчик-другой. <...> Им удалось заразить всех посетителей коктейль-бара, включая двух молодых людей, которые пили пиво за одним из соседних столиков. Молодые люди направлялись в Калифорнию. Общий приятель пообещал им работу в компании по перевозке мебели. На следующий день они уехали на запад, попутно распространяя болезнь.
«Письма счастья» не работают. Это установленный факт. Ты никогда не получишь обещанный миллион долларов, даже если отправишь один-единственный доллар на имя первого человека в списке, добавив себя в конце, после чего разошлешь письма пятерым своим друзьям. Но данное конкретное «письмо счастья», «Капитан Торч», сработало очень даже хорошо. Пирамида действительно сложилась, только не от основания к вершине, а от вершины (ею стал умерший охранник Чарльз Кэмпион) к основанию. Все куры возвращались домой на ночлег. И, играя роль почтальона, который принес бы каждому отправившему «письмо счастья» мешки с запечатанными в конверты долларами, «Капитан Торч» принес миллионы спален, в которых лежало одно или два тела, траншеи и ямы, в которых хоронили умерших, и, наконец, просто трупы, которые сбрасывали в океан на обоих побережьях, в каменоломни и в котлованы под строившиеся дома. А когда веселье расцвело пышным цветом, трупы, само собой, оставались гнить там, где упали.
Сара Брэдфорд и Анжела Дюпрей пешком вернулись к своим припаркованным автомобилям (по пути заразив еще четверых или пятерых человек, которых встретили на улице), чмокнули друг друга в щечку и разъехались. Анжела отправилась домой, чтобы заразить мужа, пятерых его приятелей, игравших в покер, и дочь-подростка Саманту. Девушка очень боялась, что подхватила триппер от своего бойфренда, о чем родители не имели ни малейшего понятия. И, если на то пошло, она его действительно подхватила. Но посмотрим правде в глаза: волноваться из-за этого не стоило. По сравнению с той заразой, что принесла домой ее мать, триппер не тянул и на маленький прыщик на носу.
На следующий день Саманта пошла в плавательный бассейн поллистонского отделения Молодежной женской христианской организации, где заразила всех купающихся.
И так далее".

***
"Это проклятие человечества. Общительность. Христу следовало сказать: «Да, истинно говорю, когда двое или трое из вас собираются вместе, кого-то забьют до смерти». Надо ли мне объяснять вам, чему учит нас социология по части человечества? Все предельно просто. Возьмите одинокого мужчину или женщину, и я скажу, что перед вами святой. Возьмите двоих, и они влюбятся друг в друга. Возьмите троих, и они придумают такую занятную конструкцию, которую мы называем «обществом». Возьмите четверых, и они построят пирамиду. Возьмите пятерых, и они превратят одного в изгоя. Возьмите шестерых, и они вновь изобретут предрассудки. Возьмите семерых, и через семь лет они вновь изобретут войну. Человек, возможно, создан по образу и подобию Бога, но человеческое общество создано по образу Его оппонента и всегда пытается вернуться домой".

***
"Никому не дано знать, что происходит в промежутке, отделяющем тебя прежнего от тебя настоящего. Никому не составить карту той части ада, где живут тоска и одиночество. Нет таких карт и быть не может. Ты просто... возвращаешься с другой стороны".

***
"Мы сходим с ума от одиночества, если остаемся одни. А собравшись вместе, сходим с ума от того, что нас много. Собравшись вместе мы строим мили и мили летних коттеджей и убиваем друг друга в барах субботними вечерами. Ответа нет. Все равно, что застрять внутри яйца".

***
"Тупее курицы-наседки может быть только нью-йоркский демократ".

***
"Человек становится человеком, лишь когда обретает цель..."

***
"Ты когда-нибудь читала исследование Джеймса Д.Л. Стаунтона, посвященное железнодорожным и авиационным катастрофам? В тысяча девятьсот пятьдесят восьмом году он опубликовал статью в социологическом журнале, и таблоиды постоянно ее цитируют».
Мы все покачали головами. <...>
«Так расскажите нам о поездах и самолетах», – говорит Пери.
«Что ж, Стаунтон взял статистику по пятидесяти авиационным катастрофам, случившимся после тысяча девятьсот двадцать пятого года, и по более чем двумстам железнодорожным, случившимся после тысяча девятисотого. Ввел эти данные в компьютер. Его интересовали три показателя: общее число пассажиров, количество погибших и вместимость транспортного средства».
«Не понимаю, что он пытался доказать», – подал голос Стью.
«Чтобы понять, надо знать вот еще о чем: он ввел в компьютер и другой набор данных – на этот раз по самолетам и поездам, летевшим или ехавшим теми же маршрутами, но добравшимся до места назначения без происшествий».
Марк кивнул: «Контрольная группа и экспериментальная. Чисто научный подход».
«Результаты получились очень простые, однако их выводы ошеломляли. Но для того чтобы выявить простой статистический факт, пришлось продраться через шестнадцать таблиц».
«Какой факт?» – спросила я.
«Полностью заполненные самолеты и поезда редко терпят катастрофу», – ответил Глен.
«Да это гребаная ЧУШЬ!» – чуть ли не кричит Гарольд.
«Отнюдь, – спокойно говорит Глен. – Стаунтон высказал эту версию, а компьютер ее подтвердил. В тех случаях, когда случались катастрофы, заполненность транспортных средств составляла шестьдесят один процент. В тех случаях, когда обходилось без происшествий, – семьдесят шесть процентов. Разница в пятнадцать процентов весьма существенна, и ее не спишешь на статистическую погрешность. Стаунтон утверждает, что для статистика даже трехпроцентная погрешность – уже повод для размышлений. И он совершенно прав. Это аномалия размером с Техас. Вывод Стаутона: люди знали, какие поезда и самолеты потерпят катастрофу… подсознательно они предсказывали будущее. У вашей тети Салли разболелся живот прямо перед вылетом рейса шестьдесят один из Чикаго в Сан-Диего. И когда самолет падает в невадской пустыне, кто-то говорит: «Ох, тетя Салли, эти боли в животе – знак Божий». Но до исследования Джеймса Стаунтона никто не подозревал, что живот разболелся у тридцати людей… или голова… или возникло странное чувство в ногах, будто тело пытается сказать голове, что в нем сейчас что-то откажет».
«Я просто не могу в это поверить», – говорит Гарольд, горестно качая головой.
«Знаете, примерно через неделю после того, как я первый раз прочитал статью Стаунтона, в аэропорту Логан потерпел катастрофу самолет «Маджестик эйрлайнс». Погибли все, кто находился на борту. Я позвонил в представительство авиакомпании «Маджестик» в аэропорту Логан после того, как все более-менее успокоилось. Представился репортером из «Манчестер юнионлидер» – маленькая ложь во благо. Сказал, что мы готовим материал по авиационным катастрофам последнего времени, и поинтересовался, сколько мест в этом полете пустовали. Человек, с которым я разговаривал, удивился моему вопросу, потому что, по его словам, сотрудники авиакомпании как раз обсуждали этот аспект. Не явилось шестнадцать пассажиров. Я его спросил, а сколько обычно не является на рейс семьсот сорок седьмого из Денвера в Бостон. Он ответил, что три».
«Три», – завороженно говорит Перион.
«Да. Но парень на этом не остановился. От билетов, по его словам, отказались пятнадцать человек, тогда как обычно отказываются максимум восемь. Поэтому хотя заголовки кричали: «АВИАКАТАСТРОФА В ЛОГАНЕ УНЕСЛА ДЕВЯНОСТО ЧЕТЫРЕ ЖИЗНИ», – они могли бы звучать иначе: «ТРИДЦАТЬ ОДИН ЧЕЛОВЕК ИЗБЕЖАЛ СМЕРТИ В АВИАКАТАСТРОФЕ В ЛОГАНЕ»."

***
"Он снова сел, пролистал дневник до чистой страницы, после короткой паузы написал: 14 августа 1990 г. Строчил полтора часа, ручка летала взад-вперед, заполняя строку за строкой, страницу за страницей. И пока Гарольд писал, на его лице отражались то жестокая веселость, то праведный гнев, ужас и радость, обида и восторг. Закончив, он прочитал написанное (Это мои письма миру, который никогда не писал мне…), рассеянно массируя ноющую правую руку.
Положил дневник в выемку. Накрыл плитой. Он успокоился. Выплеснул все, что в нем накопилось. Перенес на бумагу ужас, и ярость, и стремление оставаться сильным. Это радовало. Иногда, отписавшись, он нервничал еще сильнее и понимал, что написал лживо или не приложил достаточно усилий, чтобы заточить лезвие правды там, где требовалось резать, требовалось пустить кровь. Но сегодня он убирал книгу умиротворенный и с чистой совестью. Ярость, и страх, и раздражение целиком и полностью перенеслись на бумажные страницы, а каменная плита надежно укроет их на все то время, пока он будет спать".

***
"Никто из нас не хочет видеть знамения и знаки, независимо от того, нравятся ли нам истории с привидениями и фильмы ужасов или нет. Никто из нас в действительности не хочет лицезреть звезду на востоке или столб огненный в ночи. Нас нужны покой, рационализм и порядок".

***
"Любовь не приживается там, где есть только страх, точно так же, как растения редко приживаются там, где всегда темно".

@темы: антикварный книжный шкаф

00:29 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
"And then the fallen angel came
To heal the pain inside her heart,
Her broken heart.
She close her eyes and soul,
She is not alone,
He's always there!

She is in love with the devil, she is in love with Lucifer.
This is her revenge for all the years of pain and tears.
Fire is falling from the sky, she is burning down her past!
She starts a new life!"




Прослушать или скачать Blutengel Lucifer бесплатно на Простоплеер

@настроение: посвящается V.

@темы: музыкальная шкатулка со сломанной балериной

19:17 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
20:14 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
"Governments and all they promise,
I can see their lies.
Now the price is just too high to pay.
Hatred, poverty and darkness,
Who will bring us light?
Can't we stop the pain and just start living life?"




Прослушать или скачать Origa Aney, Unborn Child бесплатно на Простоплеер

@темы: музыкальная шкатулка со сломанной балериной

19:03 

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
"Вернись чистым, несмотря на...
На молодость...
На стертые колени...
На бесконечное повторение агонии...
На тени и желания..."




Прослушать или скачать Theodor Bastard Вернись Чистым бесплатно на Простоплеер

@темы: музыкальная шкатулка со сломанной балериной

00:43 

Анджей Сапковский "Башня шутов"

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
Отрывки

***
"В лето Господне 1420 конец света не наступил. Хоть многое говорило о том, что наступит.
Не оправдались мрачные пророчества хилиастов, предсказывавших дату Конца вполне точно, а именно в первый понедельник февраля месяца 1420 года после святой Схоластики. Ну что же, кончился понедельник, потом вторник, затем среда — и ничего. Не наступили Дни Искупления и Возмездия, предваряющие приход Царствия Божия. Не был — хоть и завершилось тысячелетие — освобожден из заточения своего Сатана и не вышел, дабы обольщать народы в четырех углах Земли. Не сгинули от меча, огня, глада, града, клыков хищников, скорпионьих жал и змеиного яда все грешники мира и супротивники Бога. Тщетно ожидали верные пришествия Мессии на горах Фавор, Беранек, Ореб, Сион и Оливной, впустую ожидали второго пришествия Христа quinque civitates, названные в пророчестве Исайи пять избранных городов, которыми сочли Пильзно, Клатовы, Лоуны, Сланы и Жатец. Конец света не наступил. Мир не погиб и не сгорел. Во всяком случае — не весь. Но все равно было весело".

***
"Знаете, господа, как узнать, что время идет историческое? Просто всего происходит очень много и быстро".

***
"Кони фыркали и топтались в темноте. Слуги храпели. Небо светлело, над верхушками деревьев бледнели звезды.
- Странно, - сказал Рейневан. - Это было странно. Сулимец, вырванный из дремы, поднял голову.
- Что? Что странно?
- Этот… Ганс Майн Игель. Знаете, господин Завиша, что… Ну, я должен признать… Вы меня удивили.
- То есть?
- Когда он появился из тьмы, вы даже не дрогнули. У вас даже голос не задрожал. А когда вы потом с ним беседовали, то… просто диву даешься… А ведь это было… Ночное существо. Нечеловек… Чуждый…
Завиша Черный из Гарбова долго глядел на него.
- Я знаю множество людей… - ответил он наконец очень серьезно, - множество людей, гораздо более мне чуждых".

***
"Мне, представь себе, книги не мешают. Даже ложные и еретические. Я считаю, представь себе, что сжигать нельзя никакие, что libri sunt legendi non comburendi [книги существуют для того, чтобы их читать, а не сжигать]. Что даже ошибочные и баламутящие умы книги можно уважать, можно также, при доле философского отношения, заметить, что на истину никто не имеет монополии, множество тез, некогда провозглашенных ложными, сегодня считаются истинными, и наоборот".

***
"Любовь - великое дело, и много у нее имен..."

***
"Любовь всегда побеждает. Amor vincit omnia".

***
"Любовь - тоже удовольствие, к тому же одно из самых эгоистичных, какие мне известны".

***
"Amantes amentes. Влюбленные - все равно что сумасшедшие".

@настроение: change the future

@темы: антикварный книжный шкаф

01:58 

Джейн Остин "Эмма"

Того, что создано мечтою художника, нет нигде, кроме как в нем самом
Отрывки

***
"...Ежели женщина сомневается, принять ли ей предложение, ей следует, конечно же, ответить отказом. Коль скоро она не решается сказать "да", ей следует напрямик сказать "нет". Замужество - это шаг, который опасно совершать с противоречивыми чувствами, скрепя сердце".

***
"Не знаю, хорошо ли это, но глупость уже не выглядит глупо, когда ее без стыда, на виду у всех, совершает неглупый человек. Злоба всегда есть зло, но не всякая дурь заключает в себе дурное, а смотря по тому, от кого она исходит..."

***
"Только тогда можно составить верное суждение о женщине, когда вы видите её в домашней обстановке, в её привычном окружении такою. какова она всегда".

***
" - Поразительное заведение - почта! - сказала она. - Эта четкость, распорядительность! Подумать - столь многое на нее возложено, и как отлично она со всем справляется - это, право, достойно удивления!
- Согласен, дело у них налажено недурно.
- Так редко сталкиваешься с нерадивостью или путаницей! Так редко письмо доставляют не по адресу, а ведь их тысячи расходятся по стране - миллионы! - и ни одно не пропадает. И каждое надписано другою рукой, далеко не всегда разборчиво, а разобрать необходимо - поразительная вещь!"

***
"...И все-таки, при желании, он мог приехать, - сказал с холодностью мистер Найтли.
- Не знаю, почему вы так говорите. Он-то рад бы приехать, это дядюшка с теткой его не пускают.
- Я не поверю, чтобы он не властен был приехать, ежели бы задался таковою целью. Без доказательств в подобные небылицы не верится. <...> Вполне естественно, к сожалению, когда молодой человек, воспитанный спесивыми, изнеженными роскошью эгоистами, сам вырастает спесивым, изнеженным роскошью эгоистом. Ежели бы Фрэнк Черчилл действительно хотел свидеться с отцом, то за время с сентября по январь он изыскал бы способ это сделать. Чтобы мужчине в его годы - сколько там ему, двадцать три, двадцать четыре? - непосильна была такая малость? Быть того не может.
- Легко вам рассуждать, вы всю жизнь сами себе хозяин. Нет, мистер Найтли, кому другому, но не вам судить о сложностях зависимого положения. Вы не знаете, каково это - применяться к чужому своенравию.
- Уму непостижимо, чтобы мужчина в двадцать три - двадцать четыре года был до такой степени лишен свободы решать и действовать. Добро бы еще ему не хватало денег, не хватало досуга. Но мы ведь знаем обратное - того и другого у него в таком избытке, что он рад транжирить их повсюду, куда съезжаются самые отъявленные бездельники в королевстве. Вечно только о том и слышишь, что он пропадает где-нибудь на водах. Да вот хоть бы недавно взять, - был в Уэймуте. Стало быть, может он отлучаться от Черчиллов?
- Да, может, - иногда.
- То есть тогда, когда считает нужным, когда это сулит ему удовольствие.
- Несправедливо судить о поступках человека, ежели нам не все досконально известно о его положении. Можно ли говорить, что трудно, а что легко для такого-то члена семьи, не зная, какова обстановка внутри этой семьи? Надобно сперва познакомиться с порядками в Энскуме да с нравом миссис Черчилл, а уже после заключать, велика ли у ее племянника свобода действий. Весьма вероятно, что в одних случаях он может поставить на своем, а в других - нет.
- Есть один случай, Эмма, когда всякий может поставить на своем, ежели захочет - не дипломатикой да изворотливостью, но решительностью и твердостью, - тот случай, когда речь идет о долге. Оказать отцу этот знак внимания - долг Фрэнка Черчилла. Судя по его посулам и посланиям, он это знает и мог бы выполнить его, когда бы в самом деле имел такое желание. Мужчина с подлинным чувством долга сразу сказал бы миссис Черчилл прямо и твердо: «Я всегда готов ради вашего удобства поступится любым удовольствием, но сейчас обязан безотлагательно поехать навестить отца. Я знаю, он будет огорчен, ежели я теперь не окажу ему уважение таким образом. И потому я завтра же еду…» Если бы он сразу так ей и сказал, с решимостью, приличной для мужчины, то не услышал бы никаких возражений.
- Верно, - смеясь, отвечала Эмма,- но он, возможно, услышал бы их, воротясь назад. Чтобы молодой человек, полностью зависимый, позволил себе объясняться подобным языком!.. Никому, кроме вас, мистер Найтли, такое не пришло бы в голову. Вы просто понятия не имеете, как требуется вести себя в положении, прямо противоположном вашему. Мыслимое ли дело для мистера Фрэнка Черчилла объясняться в этаком тоне с дядюшкою и теткой, которые вырастили его и намерены обеспечить его будущее!.. Да еще, чего доброго, громко, во весь голос, и стоя посреди комнаты!.. Как вы могли вообразить, что для него допустимо такое поведение?
- Будьте уверены, Эмма, человек здравомыслящий не нашел бы здесь ничего для себя затруднительного. Он сознавал бы, что прав, а открытое заявление - конечно, человек благоразумный сделает его в надлежащей манере - принесло бы ему больше пользы, дало больше выгоды, больше возвысило бы его в мнении людей, от которых он зависит, нежели поведение, основанное на хитростях и увертках. К привязанности прибавилось бы уважение. Они почувствовали бы, что могут на него положиться, что племянник, верный сыновнему долгу, верен будет и долгу перед ними; ведь им понятно - точно так же, как ему, как понятно должно быть всему свету, - что нанести визит отцу - его обязанность, и, злоупотребляя своею властью, чтобы оттянуть этот визит, они же в душе презирают его за то, что он покоряется их прихотям. Достойный поступок внушает уважение каждому. Поставил бы он себе за правило действовать таким образом последовательно, постоянно, и эти мелкие душонки подчинились бы ему.
- Я в этом склонна сомневаться. Вы хотя и большой любитель обуздывать мелкие душонки, однако когда эти душонки принадлежат богатым и могущественным, им, наблюдаю я, свойственно бывает сильно раздуваться и они становятся столь же неуправляемы, как и великие души. Я вполне допускаю, что ежели б вас, мистер Найтли, вдруг взять, как вы есть, и перенести на место мистера Фрэнка Черчилла, то вы бы говорили и делали именно так, как теперь предлагаете ему, и очень возможно, что это произвело бы прекрасное действие. Возможно, Черчиллы не стали бы перечить вам ни единым словом, но ведь вас не связывала бы привычка повиноваться, усвоенная с детства, многолетний навык к почтительному послушанию. Ему, который связан ими, не так-то легко, быть может, прорваться сквозь эти путы к совершенной независимости, отметя прочь их притязания на дань признательности и почтения. Он, может быть, не хуже вашего сознает, как надлежало бы поступить, но, при нынешних обстоятельствах, менее вас способен доказать это на деле.
- Значит, хуже сознает, ежели не способен. Значит, менее убежден, раз не может сделать усилие.
- Но различие в положении, в привычках! Отчего вы не постараетесь понять, какие чувства должен испытывать любезный молодой человек, идя наперекор людям, которых с детских и отроческих лет приучен чтить всю жизнь?
- Ваш любезный молодой человек - очень слабодушный молодой человек, если первый раз столкнулся с необходимостью настоять на своем и поступить правильно, вопреки воле других. В его лета пора бы привыкнуть руководствоваться в своих поступках долгом, а не своекорыстием. Я могу понять страхи мальчика, но не мужчины. Возмужав, он должен был расправить плечи и стряхнуть с себя все мелкое и недостойное, что навязала ему власть Черчиллов. Ему следовало воспротивиться первой же их попытке заставить его выказать неуважение к отцу. Поведи он себя надлежащим образом с самого начала, то теперь не имел бы затруднений.
- Нам никогда не прийти к согласию на его счет, - вскричала Эмма, - да и неудивительно. Мне он вовсе не представляется слабодушным молодым человеком, я уверена, что это не так. Блажь и испорченность не укрылись бы от мистера Уэстона, хотя бы и в натуре родного сына, - вероятнее, что он от природы слишком уступчив, покладист, мягок, чтобы отвечать вашим понятиям о воплощении мужского совершенства. Я смею полагать, что он таков, и пусть это лишает его одних преимуществ, но зато дает другие.
- Да, верно, - то преимущество, что он не трогается с места, когда обязан был бы ехать, что проводит жизнь в пустых развлечениях и мнит себя изрядным ловкачом, когда находит тому оправдания. Всегда ведь можно сесть и составить цветистое письмо, полное лживых уверений, и убедить себя, что найден лучший в мире способ сохранить в доме покой, а в то же время и отца лишить оснований жаловаться. Мне отвратительны его письма".

@темы: антикварный книжный шкаф

Чердак Летучей Мыши

главная